Skyscanner — международный сервис поиска авиабилетов, на данный момент первый в Европе по объёму интернет-трафика. Всего сервисом пользуются 30 миллионов человек в месяц, а общая стоимость купленных билетов в прошлом году составила $3 млрд. H&F поговорил с соучредителем и генеральным директором компании Гаретом Уильямсом и узнал, почему он не уезжает из Эдинбурга, стал ли он больше путешествовать и как построить успешную компанию из таблицы Excel.

Гарет УИЛЬЯМС

CEO Skyscanner

— Как там погода в Москве? Дождливо, наверное?

—Вообще да, но вы могли бы прилететь сюда и убедиться в этом самостоятельно. А как бизнес в Эдинбурге? Странно, что вы никак не перевезёте офис в город побольше.

— С одной стороны, управлять международной компанией из Эдинбурга действительно странно, но в этом есть свои плюсы. По личным причинам я переехал в Эдинбург, когда начинал компанию, и не прогадал: недавно выяснилось, что Эдинбургский университет входит в четвёрку сильнейших в области компьютерных технологий. Только Стэнфордский университет, MIT и ещё кто-то из мастодонтов тратит больше денег на компьютерные исследования. Здесь живёт огромное количество специалистов по технологиям и интернету. Так что с этой точки зрения местоположение очень даже удачное. 

— Но, видимо, этого недостаточно — у вас же есть ещё один офис в Сингапуре.

— Верно. Офис в Эдинбурге работает с региональным и европейским рынками, а сингапурский офис — с Азией. Эдинбург — сравнительно маленький город, всего полмиллиона человек, что чуть меньше, чем нам бы хотелось с точки зрения найма. Всего у нас работает 200 человек, 90% из них — в Эдинбурге. 

— Это немало. Вы чувствуете себя владельцем большой компании?

— Совсем недавно мы сформулировали для себя цель — оставаться стартапом в масштабе. Я уверен в том, что через два-три года мы можем быть в десять раз больше, чем сейчас, — я имею в виду и количество пользователей, и доходы. Но только три года назад мы сидели в пригороде Эдинбурга в офисе из двух комнат, и нас было в 10 раз меньше. Всё произошло очень быстро, так что мы до сих пор считаем себя стартапом и делаем всё возможное, чтобы сохранить это ощущение.

— А в чём главное отличие Skyscanner от многочисленных конкурентов?

— Во-первых, мы уделяем много внимания качеству поиска и постоянно работаем над точностью результатов. Для нас это важнее всего — возможно, потому, что я в принципе никогда не работал в сфере онлайн-путешествий и могу взглянуть на сервис глазами пользователя. Во-вторых, мы рано вышли на международный рынок. Таким образом, наше местоположение в Эдинбурге и крошечный домашний рынок можно назвать слабостью, которую мы обратили в преимущество. Мы не только перевели сервис на разные языки, но и провели исследования, какие авиалинии доступны в конкретных странах, каким компаниям больше доверяют. В-третьих, мы сильнее в технологиях: мы выстраиваем прямые отношения с авиакомпаниями и потому наши результаты точнее. Пользователь всегда может быть уверен, что цена, которую он заплатил за билет, — лучшая.

— Но это сейчас, а как вы планируете улучшать сервис в будущем?

— Есть несколько больших вещей, над которыми мы работаем, и в основном это касается расширения нашей географии. Сейчас мы в достаточной степени представлены на международном рынке, но могли бы быть ещё лучше. Пока главным рынком для нас остаётся Европа, и в особенности Великобритания, Россия, Италия и Испания. Но благодаря сингапурскому офису мы начали быстро расти на азиатском рынке: за год количество трафика, который приходит на сайт из Азии, выросло в три раза.

 

 

 

Сейчас мы получаем

из Азии 18% трафика.

 

 

 

Другое направление развития, которое представляется мне перспективным, это мобильные платформы. Наша задача — не только сделать так, чтобы приложения Skyscanner хорошо работали, но и придумать дополнительные возможности — например, управление голосом. Так что если вы скажете своему iPhone: «Хочу домой», — приложение сможет определить, в каком аэропорту вы находитесь и какие ближайшие рейсы можно вам предложить.

— А что насчёт социальных сетей?

— Мы рассматриваем соцсети не только как инструмент маркетинга, но и как способ понять, чего хотят наши пользователи на самом деле. Это одна из наших главных задач на будущий год — понять, как вы обсуждаете полёты, принимаете решения, выяснить, чего вам не хватает, и попытаться интегрировать это на сайте. Почти все наши конкуренты игнорируют эту возможность, и мы не хотим повторять эту ошибку.

— В чём заключается ваша бизнес-модель?

— В основном мы зарабатываем на рекламе и генерации лидов, потому что мы приводим клиентов на сайт авиакомпаний или других агентов по продаже билетов. На цене билета это, само собой, никак не отражается.

— Вы не планируете сделать часть из своих услуг платными?

— Мы думаем над этим. Есть множество услуг, которые мы могли бы предложить премиум-клиентам, такие как статистика полётов и планирование путешествий, но это требует от нас дополнительных усилий.

— Что было для вас главной проблемой за время существования Skyscanner?

— Я думаю, привлечение трафика на сайт. Мы же не Twitter, люди не покупают авиабилеты каждый день, так что нам потребовалось несколько лет на то, чтобы набрать 32 миллиона пользователей в месяц. Кроме того, мне подчас не хватало опыта. Skyscanner — это мой первый бизнес, по образованию я программист, так что разные навыки, необходимые настоящему управленцу, были для меня совершенно чуждыми, и мне приходилось учиться всему этому в процессе. 

— Как вам вообще пришла в голову идея Skyscanner?

— Главным было желание решить собственную проблему, а не заработать денег. Мне нужен был сервис, который предлагал бы независимую информацию о полётах, и я не смог его найти. Так что я просто написал механизм, который мне требовался, и вместе с двумя друзьями решил сделать его открытым для всех пользователей.  

— Много вам пришлось выслушать критики в духе «Ты сумасшедший, у тебя ничего не получится»?

— Я нашёл средство против этого. Главное — маниакально следовать тому, что ты пытаешься достичь, держать это у себя в голове. Если это что-то, во что ты веришь, преодолеть остальное несложно. Это помогло мне услышать конструктивную критику, но избежать паники и отчаяния.

— А если бы вы начинали бизнес сейчас, каким бы он был? Чего вам не хватает?

— Я думаю, это был бы умный поиск, улучшение взаимоотношений между человеком и компьютером.

— Так почему не начнёте? 

— Если честно, я немного параноик. Хотя Skyscanner довольно стабильная компания, я всё равно предвижу миллион проблем в будущем, на решении которых и хочу сконцентрироваться. Кроме того, Skyscanner для меня всё ещё стартап, так что мне по-прежнему не скучно им заниматься.

 

 

 

Я не могу назвать себя многозадачным.

 

 

 

Мне было бы сложно держать в голове ещё один бизнес. Это меня даже пугает немного, если честно. 

— Понимаю вас. Вот только придумала для вас страшно интересный вопрос и забыла, какой.

— Видимо, у вас тоже проблемы с многозадачностью.

— Вспомнила! Вы стали больше путешествовать с тех пор, как сумели упростить поиск дешёвых билетов?

— Должен признаться, что, наоборот, меньше. Во-первых, у меня двое маленьких детей. Во-вторых, до собственного бизнеса я путешествовал три месяца в году. Skyscanner не позволяет мне проводить в отпуске столько времени. Надеюсь, это скоро изменится. Мне всё время кажется, что чем больше людей я найму, тем меньше буду работать, но кажется, это не так.

— И где вы ещё не были, хотя хотели бы?

— Я бы хотел в Японию, Литву и Москву. Хотя нет, погодите, не Литву, а Эстонию.

— Не самый очевидный выбор. Почему туда?

— Мне хочется в Таллин, потому что там много интересного происходит в стартаперской среде. 

— В Москве тоже. Тут есть даже сильные конкуренты Skyscanner, с которыми вам, возможно, хотелось бы встретиться.

— Да? Ну тогда мне точно стоит приехать.

Маргарита Попова

26/11/2012